Цветы жизни Часть 3 (порно рассказы)

Свингеры

Пока Женя отдыхал, Наталья строила свои хорошенькие планы. Ей требовало еще, и она не собиралась отпускать его, схватив так мало. Ситуация в эту секунду была в ее ручках. До прихода родокой с работы было время. И этим временем нужно было практиковать.

Валя в перый раз трахается в жизни порно рассказы

Валя в перый раз трахается в жизни порно рассказах свингеры

Ее рука мягко скользнула по мокрому, вспотевшему животику Жени и, поиграв малость в кучерявых зарослях, дотронулась затаившегося, пугливого зверька. Тот вздрогнул и послушно начал увеличиваться прямо на глазенках. Его мнгновенно твердеющий ствол, расправил свое мускулистое порно рассказы инцест тело и с призывной готовностью дал понять, что он вполне готов!

Наташа просияла! Вмиг она вскочила и, ничего не объясняя своему неопытному любовнику, встала над ним, приподнявшись на коленях. Женя вопросительно поглядел на нее. Но Наташа, ничего не говоря, озаренная загадочной улыбкой, уже завладела желанной игрушкой, обхватив его двумя ладошками и играя с ним. Мужчин от наслаждения прикрыл глазенка, первые наслаждаясь прикосновениями девичьих рук. Ему было настолько классно, что, он не задумываясь, доверился ее ласковостам и веселым забавам, позволяя ей делать все, что она пожелает. (Надо сказать, что он не очень-то себе представлял, что возможно сделать веселая, возбужденная девушка).

Легким движением она направила головку его пениса на свое влагалище киски и в следующую секунду мигом, но аккуратно опустилась на его громадный хуй. Перед этим писюн туго входил, потихоньку раздвигая мокрые ткани влагалища. Наташенька, со знанием дела, малость приподнялась, а вскоре вновь опустилась на него, на этот раз, усевшись до конца, совершенно вобрав в себя его тело. Она глубоко вздохнула, прикрыв глазки и запрокинув голову вверх, жадно и вернулась прислушивалась к бегающим по телу классным возбуждающим читать порно рассказы, рассказы порно рассказы групповуха свингеры порно рассказы инцест

Порно рассказы групповуха

волнам. Некоторое время она усевшая сверху, не двигаясь, наслаждаясь лишь возбуждаемыми ощущениями, возникающими от проникновения вовнутрь мужского хуя. Она высасывала их по капельке, жадно вбирая все. Однако малость приподнялась и качнулась на коленах, опускаясь снова и жадно заглатывая свою игрушку в распахнутый ротик! Каждое движение сопровождалось тихим застоном, не сдерживаемых эмоций. Соки сами стекали из возбужденного влагалища, вытекая по твердому, набухшему стволу на кучерявые завитки.

Пружиня на круглых коленах, Наташа азартно прыгала на толстом Женином большом члене, убыстряя нехитрые движения наездницы. Ее встрепанные локоны волос беспорядочно мотались, закрывая глазка и налипая на личико.

Женя, приподнимая таз и придерживая Наташу за бедра, старательно помогал ей, с усилием напрягая мышцы. Впечатления были сосущими и острыми, и он почти сдерживал вырывающийся вой. Его глухие сладкие стоны часто перекрывали застоны партнерши. Оба сейчас вырубились от внешнего восприятия и были поглощены друг другом, ловя наплывающие большой прилив наслаждения и растворяясь в них. Пик впечатлений поднимался все выше и выше, и разразился сильным обоюдным оргазмом, вырывающимся из них вместе с совместным криком! Еще несколько минут они оба подергивались от остатков успокаивающихся впечатлений, вскоре удовлетворённые и вспотевшие устало рухнули рядышком.

— Вот это да-а!, — прерывающимся, уставшим голосочком, почти успокаивая дыхание, восхищенно протянул Женя, — Я и не знал, что так происходит!- Глупый! Еще и не так происходит!, — голосочком знатока ответила уставшая Наташа.Отдыхали молчаливо, тяжело вздыхая, потихоньку успокаивая дыхание и эмоции. Было очень неплохо и сладенько. Оба были удовлетворённы друг другом.А из него можно сделать неплохого любовника!, — Наташа молчаливо усмехается своей классной догадке.До прихода родакой оставалось 30 минут. Этого времени хватило на восстановление сил и дыхания. Спустя двадцать 5 минут оба, абсолютно одетые в мнгновенно прибранной комнатушке, сидели за столом, как ни в чем не бывало, и разбирали задачу. Взору родокой предстала идеальная картина прилежно занимающихся учеников.

— Мама, клялся, — это Женя — мой очередной одноклассник и друг!, — оторвавшись от книги, представила она Женю.- Здравствуйте, — Женя внезапно покраснел и опустил великолепные глазенка.Зато Наташа, бесцеремонно вздернув курносый носик кверху, отважно глядела на них удовлетворённым вниманием сверкающих глазки.Мать с папой переглянулись, внимательно осмотрели парня, пришедшего к их дочери, и вежливо поздоровались. Они обдумали, что дочурка их повзрослевшая и, наверное, у нее появился паренек. Ну теперь, время идет! Впрочем, дружить — в этом нет ничего нездорового! И Наташины родаки, сделав свои выводы, вышли, вытаскивив детишек наедине.

Что ж встречаться они начали чаще, при впервой возможности следовали к Наташе домой и до изнеможения занимались сексом. Она показала ему и другие позиции, объясняя это тем, что видела в эротическом фильме.

Ну и девушка! С виду не скажешь, а так прямо — опытная проститутка! Хотя она мне нравится! Приятно трахается! Откуда она все это знает?, — мысли Жени в последнее время были заняты Наташей. Получив с ней впервый? эротичный урок и по уши увлеченный, Женя даже и не мыслил посмотреть еще на кого-либо.

В классе начали замечать, как они смотрят друг на приятеля и все подумали, что оба влюблены… Но так как Наташа была среди других учеников общепризнанным лидером, то никто из одноклассниц, ни то, чтоб отбить — даже и не начал завладеть заинтересованностью новенького красавчика. Ее вздорный, развязный нрав отпугивал всех возможных соперниц напрочь! С ней никто не желал связываться, благодаря этому по молчаливому коллективному согласию — красавчика Женю все обходили стороной.

Однако из противоположного класса одна пигалица принялась засматриваться на Наташиного мальчика. Женщина была очень хорошенькая с отличной фигуркой и ногами. Она каждую перемену вертелась в их классе или около, каждый раз, специально задевая проходящего Женю словами или нет бы нечаянно, сталкивалась с ним в коридоре. Это не заметит только слепая. И Наташа, ревнивая от натуры, сразу усекла ее намерения — сама мастак по части заигрывания.

Как бы не так! Эта дура ободранная подумала, что возможно вот просто так безнаказанно рот раззявить на моего мальчика?! Ну, ладно, сама напросилась!, — Наташа неистовствовала, метала и рвала, обозленная, как фурия, — Ладно, — обдумала она, — Хочешь приключений — будут тебе приключения!

И она придумала коварный план устранения соперницы. Идея у нее возникла сразу. Как реализовать — это дело техники. Нужно сексапильно все продумать. Дело нехитрое, вот только нужно было найти несколько подонков, которые могли помочь ей в этом. Но подобные дела даром не делаются, и ей пришлось дороговато заплатить за такую услугу. План по устранению соперницы был идеален! Психология действия была рассчитана точно, едва профессионально! На тайном сборище все оговорено до подробностей и мелочей! И когда было выбрано место и время, продуманы все роли и детали — великие комбинаторы принялись за дело.

Дежурные из класса оставались того как уроков мыть полы. Когда настало дежурство Вали, и она лениво начала за уборку — в класс неожиданно вошли четверо молодых ребят из противоположного класса. Они в ряд выстроились вдоль стены, закрывая вход.- Чего вам здесь надо, сволочи?, — небрежно бросила она.Это была чудесная причина стать общение. И усмехнувшись ее тупой дерзости, на полных правах оскорбленных, они перешли в наступление, двинувшись на нее.

Валя чувствовала машинальный грубый напор и малость растерялась. Она встретилась вниманием со стеной развязных, смеющихся глазки. Ситуация была двусмысленной, но ей при этом начало страшновато. Она отошла назад и с широко раскрытыми глазками осматривала каждого, пытаясь правильно понять их намерения. Но она и предположить не могла, с чем они пришли!Костик заговорил впервым:- А ну, мокрощелка, иди сюда! Будем проверять — девственница ты или как?, — Костик цинично улыбался,- Значит, говоришь, мы сволочи?!Он сделал еще несколько шагов вперед, оторвавшись от остальных.- Значит мы сволочи? А ты девочка-целочка?! Ты мыслила унизить нас? А желаешь, сейчас будет наоборот! — и с этими словами ее начали окружать со всех сторон.

Она попыталась слинать, но дорогу ей преградили. Один из присутствующих плотно закрыл дверь класса и в руку, для полной надежности, воткнул ногу стула. Так дверь четко зафиксирована.Видя безвыходное состояние, Валя принялась орать, но, как только из нее вырвался впервый звук — он тут же был и приглушен увесистым ударом по голове. Она зарыдала и упала. Было и больно и очень жаль.- Ну, что я сделала вам? Чего вы хотите от меня?!, — рыдая, она требовало платок в карманах, — Отпустите меня, пожалуйста!Но ее мучители уже начинали вероломно влезть в раж. Им начало нравиться насилие над девушкой… Что ж она принадлежит им, и они могут делать с ней все, что хотят! Это классно разгоняло кровь.- Сама разденешься или помочь?, — сияя нахальной улыбкой, внезапно предложил Денис.Валя умоляюще поочередно заглядывала в лицо мужиков.

Возможно, они просто шутят? Или пугают? Только почему, что я им сделала? Почему они мучают меня?, — она не могла поверить, что это бывает с ней всерьез.Но суровые ручки уже потянулись к ее платью и пуговицы на бюст разлетелись, открывая нарядный, белоснежный бюстгальтер.Она попыталась прикрыть ручками полуоткрытую сиськи, но ей не дали, отшвырнув ее ручки. Сильный страх пронзил все ее существо, когда она догадалась, что попала круто.Изящная девка давно была предметом мечтаний двоих ребят из этой компании. Она им нравилась, точнее ее тело вызывало в них развратные мечты. А тут подобный инцидент! Как можно упустить!- Разденься, пиздёночка!, — подчеркнуто ласково произнес Костик.- Ну не стесняйся, лапочка, мы ждем, — спокойно, но как то жутковато произнес Леха.

Его Валя побаивалась больше всех. Он слыл отпетым хулиганом и жестоким ненавистником девочек. Что он придумает — невозможно было предугадать. Она, как загнанный зверек, металась в плотном колечке, и не было ни щелки, наиболее можно было бы просочиться.- В подобном случае, ты не против, если мы тебе поможем?, — она уже не разбирала, кто это говорил. Но в следующее мгновение 4 пары развязных рук вцепились в ее одежду, шустро и мигом стаскивая с нее все. Валя старалась визжать и сопротивляться, приглашать на помощь, но ей плотно прижали рот и болезненные побои посыпались на ее голову. Она крепко испугалась и притихла. Били только по голове. Она вжалась в угол, закрывшись ручками. Напрасно было пытаться прикрывать голое тело — оно сияло приманивающей нежной белизной здоровой, подростковой кожи. Пухленькие маленькие грудки торчали в стороны, оттопыривая розовые соски-бутоны… В маленькой ямочке плоского живота сиял маленькой, прозрачный камешек. Темный, узкий треугольник плотно прикрывал маленький лобок. Грациозные бедра напоминали амфору.

Кто-то не сдержался открывшейся картины и крупной пятерней схватил Валю за зад. Она ойкнула и повернулась в ту сторону. Но в следующее мгновение на нее полетели все 4 пары рук, ощупывая нежное женске тело. Одни поочередно трогали бюст, другие хватали за жопу и грубо мяли ее. Досталось и животу и плечам. Ее честно и грубо лапали за все женственные прелести. Чья-то рука проникла промеж ножек и плотно улеглась на небольшие губи, обхватив их совершенно, и стала мять их. Девица попыталась сжимать бедра, но получила увесистый подзатыльник.

Валя зарыдала от унижения, обиды и бессилия. Но ее слезы не разжалобили нахалов. От вида ее голого тела они только стали заводиться. Ее могли трахнуть прямо здесь и в эту минуту, но все решено было делать по плану, понемногу приучая женщину к их присутствию, ручкам, воле. Тонко рассчитанный психологический трюк исполнялся блестяще с осторожной последовательностью.Товарищи расступились, и в ручках четвертого мальчика — Вадима блеснул маленький фотоаппарат. Он щелкнул пару раз, вскоре тихим, но суровым голосочком говорил:- А что ж ты у нас побудешь фотомоделью. Встань прямо. Я говорю — встань прямо!, — рявкнул он на испуганную девицу.Валя не двигалась. Надеясь на чудо, она не спешила выполнять команды этих нахалов.- Мы можем трахнуть тебя прямо здесь и в эту минуту! Но нам от тебя нужны только фотографии на память! Ну же — выбирай!, — Вадим спокойно примеривал ее в окошко фотоаппарата, — Я не догадался! Выбирай: или мы тебя здесь выебем по полной программе, или пару-тройку фото на память. Ну?!

Валя, зажавшись в угол, не двигалась. Тогда двое пацанов, вернулась, но четко, расстегивая на ходу ширинки, пошлись к ней.- Нет пожалуйста, прекрати! Я прошу вас — нет пожалуйста, прекрати! Я сделаю, что вы просите, — всхлипывая, она приподнялась и встала ровно, печально глядя в объектив.Вадим сделал пару снимков. Вскоре взглянул фотоаппарат и говорил, что заклинило, надо еще сделать. Что ж ее обязали повернуться так, дабы все части тела: и сиськи, и пах, и зад были заметны. Снимки вполоборота получились лучше.- Ништяк! А ну-ка, расставь ножки! Ножки — я говорю! Вот так, здорово! Что ж повернись жопой! Наклонись! Не догадался?! Так возможно, прекратим эту ерунду, да займемся серьезным делом?, — он вопросительно в упор глянул на Валю.

Та, всхлипывая, малость наклонилась, выставляя к ним свою кругленькую задницу, и, смутившись, покраснела.Сзади послышалось радостное улюлюканье.- Ниже! Ниже наклонись! Стой так! Что ж поверни голову ко мне, улыбайся! Вот так!, — он едва профессионально щелочкал кадр за кадром, — повернись боком! Встань коленком на стул, прогнись, а ручками возьмись за грудь! Улыбайся! Так, чудесно! Залезь на стул, стань на корточки, ноги разведи, ручками сисечки держи, улыбайся игривее! Ништяк! Сядь на столик, раздвинь ножки на столе! Шире! Улыбайся! Хорошо! Что ж разведи киску ручками! Шевелись! Что, двусмысленно?!

Валя ежилась, не желая выступать в подобном виде. 3 ребят в этим временем сидели на партах и в упор разглядывали Валю. Видя ее смущение, они встали и молчаливо направились к ней, на пути расстегивая штаны. Женщина испуганно расширила глазка на приближающихся молодых ребят и попыталась слинать, но тут же была поймана и вмиг распластана на столе… Она в испуге закричала и постаралась вырваться, но не тут то было! Сильно прижатая сисечкою за столик, она почти ли могла что-либо сделать. Четверо пар сильных рук плотно удерживали ее в подобном положении. Чьи-то ручки лапали ее пизду, больно сжая грубыми пальчиками. Дернуться — не было возможности! Она догадалась, что всецело в их ручках, и с ней могут сделать, что угодно прямо здесь — в ее родном классе. И помочь будет некому.

Кто-то уже мельтешил сзади, вводя пальчики ей промеж половых губок. Он начал сунуть пальчики дальше, но наткнулся на преграду. Поняв в чем дело, он усмехнулся и отнял руку.- Пацаны, да она же девственница! Во попали! Здорово!- Ништяк! Круче будет! Целочка еще лучше! Возможно, разыграем, кто впервый?!, — послышала Валя страшные для себя слова.- Пожалуйста, нет пожалуйста, прекрати! Я вас очень прошу — нет пожалуйста, прекрати!, — слезы сами стекали из глазки, обильно орошая бледные от испуга щечки.- Стой, телка, ты нам кайф ломаешь! В характеру, подержите ее!, — послышала она чей-то голос, но от страха уже не разбирала чей.- А возможно нам ее азерам продать? За девственницу бабла нехило состричь можно.Валя плакала и повизгивала от бессилия и страха. В один миг она из одной беды могла попасть в другую — еще плохо! Выбора не было. Точнее, выбор был, но из создавшейся ситуации можно было только выбирать меньшее. И она, не веря даже своим собственным ушам, вернулась произнесла онемевшими губками:

— Я сделаю, как вы хотите!- задыхающимся голосочком произнесла она и обмякла на столе.Ее отошли и отпустили в сторону. Молчание затянулось.Женщина приподнялась, сползла со стола и, повернувшись, обреченно взглянула в лицо своих мучителей. Ее мокренькие щечки блестели тонкими дорожками слез. Не сводя с них мокреньких, припухших глазки, она приблизилась за стол и, встав к нему задом, малость приподнялась на носочки и плотно села на край стола. Вскоре, замешкавшись малость, устроилась комфортней, так, чтоб можно было поставить на столик ножки, и, смеясь спустя силу, приняла позу, которую от нее призывали, разведя широко в стороны круглые беленькие коленки, и растянув пальцами губы.

Нежно-розовая, гладкая пах приоткрылась перед взглядом обнаглевших юнцов. Их глазка масляно заблестели, и у всех приметно повысилось настроение. Возгласы она уже не слышала. Ее малость трясло. Было приметно, как дрожали согнутые коленки. Она опустила глазки — слезы снова нависли над нижними ресницами, грозя скатиться обильным потоком по невысохшим еще щекам. Эта приличная сгустившаяся капля держалась лишь, цепляясь за густые верхние ресницы. За толстой, мутной ее оболочкой не были заметны ненавистные лица. Где-то далеко, Валентина послышала тихий щелчок фотоаппарата, вскоре опять и опять… Вскоре, как спустя густую оболочку к ней донесся приглушенный голос, приказывающий ей повернуться, встать на коленки, наклонившись вперед, раздвинуть половинки ручками, повернуть личико к фотоаппарату и улыбнуться. Вскоре ее убедили, сидя на столе, поднять широко разведенные выпрямленные ножки вверх, опираясь ручками сзади об столик, и снова широко улыбаться. Она, как во сне повиновалась, повторяя в движениях услышанные слова, выполняя все в точности. Кажется, были возгласы, но, сколько их — она уже не разбирала. Чьи-то ручки щупали упругую сиськи, оттягивая ее вниз. Было очень страшно и жаль! Вскоре, по наущению, Валентина встала на коленки на столе, широко раздвинув ножки, потянувшись всем телом, сцепила ручки на затылке, на животике у нее шариковой рукой жирно вывели огромными буквами: Я – блядина, и опять щелкнул затвор фотоаппарата. Позже этого, повинуясь новому приказу, она опустила ручки и, тонкими пальцами разведя нежные губы, принялась мастурбировать, удовлетворяя себя до впервого вырвавшегося оргазма.

Когда она прекратила перед четырьмя жадно устремленными на нее подростками, нервное напряжение малость спало, и Валя несколько успокоилась. Начало малость легче. Трясучка ушла, но появилось странное влечение неудовлетворенности. Если бы Валя сейчас была дома одна, то непременно постаралась бы кончить еще раз, дабы снять возбуждение. Но здесь перед глазенками старшеклассников ей не вожделелось удовлетворять себя в полной мере. Костик, увидев нахлынувшее на Валю внезапное возбуждение, и как она прочувствовала сильный оргазм, кончая от собственных пальцов, завился в восторг:

— Во, ништяк, тащится! Давай еще!, — твердым голосочком потребовал он.Валя послушно повторила попытку, и вновь завершила, освобождаясь от мешающего напряжения.Что ж ее глазка плавали, а на щечках бледность заменил неслабый румянец. Слезы высохли, глазки блестели!- Все девицы — в душе блядины!, — заявил впечатленный Денис, — Только что просила и ныла не щупать, а что ж стоит, дрочит и, вполне, кажется, удовлетворена! А ну давай, дрочи сколько сможешь! Валя начала мастурбировать, кончая раз за разом! Оргазмы шли один за другим, успокаивая и расслабляя ее, как бы унося из ловушки запертого класса. На лице застыло выражение прилив кайфа. Она уже не обращала взор на щелчки фотоаппарата. Начала подкатывать слабость, ее стало немножко покачивать.- Харе тащиться! Слухай сюда!,- процедил угрожающе Костик,- Такое секс-шоу будешь нам показывать регулярно, по впервому нашему требованию! Догадалась?!

Валентина ошарашено замотала головой. Она не мыслила, расставив ножки, выставлять напоказ свое потайное место, да еще и мастурбировать, забавляя этих подонков! Но в слух ничего не говорила, а лишь тревожно глядела на них широко раскрытыми глазками. В следующее мгновение ей в глаза полетело ее же сексуальное платье, накрыв всю голову. Она стянув его, зажав к бюст и, не в силах двинуться, как зачарованная, не сводя глазки с мужиков, напряженно и внимательно следила за их действиями.

Но они не тронули ее. Оглянувшись на нее, они вышли из класса, плотно прикрыв за собой дверь.Валя некоторое время усевшая, не двигаясь, не в силах поверить, что все это на самом деле случилось с ней здесь в универе.Это невозможно!, — подразумевала она, торопливо натягивая на себя одежду, — Едоки как понять могло произойти? Почему они пристали ко мне? Что я не выполнила приказные указания?

Шумная компания молодых ребят, только что оторвавшихся насильников, игриво гомоня и хохоча, вышла из здания универы и направилась к условленному месту. Стало было положено и прилично! Они удалились, унося с собой фотоаппарат, с под завязку нащелканной пленкой… Целый денек они любовались этими снимками, посмеивались и отпускали колкие словечки. На приличной перемене вся эта странная компания, во главе, как ни странно, с самой зачинщицей повестки дня — Наташи, отправилась курить за университету в уютный, тихий уголок. В аккурат, промеж затяжками, они обсудили план дальнейших воздействий и, заслышав призывный зов школьного звонка, игривой гурьбой ввалили в класс. Целый денек ребят, как типа подменили: они с наслаждением и огромным азартом работали на уроках — чего от них никак не ждали. Ленивые от натуры, они сидели со скучающим вниманием, вальяжно развалившись боком на партах. Проявлять активность на уроках, поднимая руку, у них считалось не модным. И, наоборот, ленивые грубияны, показывающие свой гонор перед учителями и даже директором, считались смельчаками, крутыми ребятами, короче — героями дня. Подобное было время! Это считалось модным!

Благодаря этому учителя глядели с подозрительной тревогой на внезапную старательную инициативность местных хулиганов. Всем было очевидно, что долго сие везение не продержится. Но, что явилось причиной — загадка!А ларчик просто открывался!Умные детишки — шустро задумали! Дабы убрать постоянное усиленно-пристальное внимание учителей к их нарочито дерзким персонам, и тем ослабить вокруг них круговой надзор педагогов, ребятки подумали на неопределенное время начать прилежными паиньками, как выразилась Наташа, предложив парням этот хитроумный план.

Им надлежало стать прилежно учиться, трудится на уроках, поднимая ручки, чтобы на время успокоить педагогов и отвести их пристальное внимание от своих опальных задниц! А тогда, лишившись кругового надзора, они смогут сделать гораздо больше!

Учителя, привыкшие видеть в учениках только детишек, и не подозревали, что попали под великолепно продуманное, психологическое мошенничество своих учеников. Поистине — новые времена! Поле деятельности — человеческие судьбы! Инструменты — психологический нажим! Старшему поколению, поистине, не легко сориентироваться в новой, абсолютно иной, туманной адаптации жестокого юного поколения. То, что раньше считалось невозможным, табу — в эту минуту запросто и за ненаглядную душу! Конечно же, у них все так и получилось! Спустя некоторое время эту шайку забыли в покое и не докучали больше особым заинтересованностью. Что ж дорога в крутые забавы была открыта, и можно было приступать к осуществлению намеченного плана.

Что забавно, у ребят появился, своего рода, азарт, неуправляемое желание, во что бы то ни начало, осуществить задуманное! Стриптиз под нажимом их раззадорил не в прикол! У девки была приятная фигура, и позы откровенно-эротические она принимала? эротично трогательно! Все — попала в ручки игрушка! Одно единственное мгновение — минута или секунда — и сломлена человеческая судьба! Стоит только поддаться обстоятельствам!

Девка и сама не соображала, в какую предысторию она влипла! Прошло 2 недели. Валя, не поднимая головы собирала со стола в портфель разбросанные по столу тетрадки с учебниками, осторожно складывая все в вместительную сумку. Перед ее носом вразброс плюхнулась пачка фотографий. Она застыла, разглядев на них себя, ненаглядную в разных честных позах. Сверху лежал снимок, на котором она стояла на коленях, широко расставив ножки и заложив ручки за голову, с крупной надписью Я – блядина! на животике. Перед глазками встал тот роковой денек, когда в класс вошли эти четверо. Вмиг краска залила ее великолепное личико! Ей начало нестерпимо позорно! Но следом кровь шустро отлила от лица девицы, когда она припомнила детали, помогающие ей в осуществлении этого дебюта! И ей снова начало страшно!

Замирая от стыда и ужаса, она еле смогла поднять глазка. Картина маслом! Нежданно-негаданно, они приплыли! Рассеянным полукольцом они окружили Валю, и с нахальным выражением на лицах следили за ее реакцией. От шока Валя даже не сразу заметила в ручках у Костика небольшую, стрекочущую камеру.

Это еще зачем?, наполняясь ужасом, старалась проанализировать ситуацию.- Зачем вы?, — принялась она и запнулась. Ситуация была более, чем ясна.- Ну, что куколка, потанцуем? Раздевайся!, — прозвучало грубо и дерзко.Валя стояла, прижавшись спинкой к стене. Ее глазки легонько наливались густыми слезами. Она соображала, что это шантаж и ее постараются заставить им подчиниться. Но еще таилась надя!- Я говорю не понятно?! Ты, блядина, мнгновенно раздевайся! Я по нескольку раз говорить не буду!, и, взяв пачку порнушек с ее участием, швырнул ей прямо в глаза. Они, больно стукнула щечку, веером разлетелись по полу.

Женщина опустила глазенка и посмотрела на снимки. С подобными кадрами можно в порно журнал!- Красивые картинки? Не будешь послушной — эти фотки очень шустро могут попасть в интернет на сайт. Их могут получить в качестве подарка твои самые близкие знакомые и не больно близкие, — задумчиво прицениваясь, произнес Костик, хищно щурясь на грациозное тело девки.Валя не двигалась. Она в душе надеялась, что в класс кто-нибудь войдет, и она сможет убежать. Но, очевидно, увлекшись, она не увидела, что дверце класса были плотно подперты.- Иди сюда, я говорил!, — Костик сильно схватил ее за запястье и крепко дернул к себе.

Женщина от толчка, придавшего ей скорость, с размаху налетела на него сисечкою.- Ну, ты уже меня желаешь?!, — загоготал он.И все дружно поддержали его диким хихиком. Хохот был издевательский, унижающий.Он, схватив ее за зад, сильно зажал ее бедра к своим, дав ощутить мужской поднимающийся орган. Почему то нахально и игриво заглядывал в лицо и следил за ее реакцией. Ему нравилось насильно возбуждать ее, мучая внезапными грубыми и прикосновениями, развязными порывами, пугать и смущать ее.

То, что в Костике совести и не ночевало — было заметно сразу! И Валю заклинило. От страха и переполнения эмоций она не могла сопротивляться, да и очень не осмеливалась. Она принялась мнгновенно сбрасывать одежду. Раздевшись, обнаженная женщина попала в жестокий водоворот всюду хватающих рук. Ее упругие сисечки были захвачены в 2 пятерни и, казалось, оторвутся от сурового натиска. Чья-то рука влезла промеж ножек к паха. Сильно стиснуть бедра не получилось — ножки уже трогали и развели пальчиками губки и клитор. Кто-то крепко мял покрасневшую сиськи. Ее подростковое тело попросту грубо и нецеремонно лапали, с насмешкой комментируя происходящее. Вале было жаль и больно. Но слезы все реже выкатывались из покрасневших глазки. Она потихоньку привыкала.

Ее одежда, небрежно разбросанная по сторонам, лежала по всему классу. В проходе промеж рядами парт, стоя на коленах, Валя облизала подсунутый ей под нос стоячий писюн.- Старайся, чтоб мне понравилось!, — крупных размеров паренек держал ее за локоны волос близко к своему лобку, так что девчонка не могла ни сдвинуться, ни отстраниться.Угрозы были не шуткой, т.к. она уже несколько раз получила смачных пинков и затрещин… Благодаря этому Валентина не брыкалась особо, зная, что они-то точно могут исполнить свои угрозы. Наверняка лучше так!Белоснежные коленки запачкались на грязном, еще не отмытом полу, но она елозила ими, приноравливаясь к комфортному состоянию, обслуживая впервого мужика.Языком она тщательно прошла все складочки и ямочки, старательно слизывая предложенный ей хуй. Белыми, длинными пальчиками крупной ладони она плотно обвила его у корня и, двигая подвижную шкурку, чтоб кабелю было классно, и он был доволен, Валя, раскрыв рот, впустила туда трепещущую от напряжения головку хуя, причмокивая, как конфетку, и словно опытная вполне баба она догадывалась, что нужно делась с этой игрушкой. Писюн паренька задергался в судорогах оргазма, выпуская Вале в ротик поток спермы. Она перед этим было, поперхнулась, но вскоре стала глотать, приноравливаясь к конвульсиям писулю.- Неплохо, телка! Смотри, как наяривает!, — кивнул в ее сторону и подался вперед, — Ты делала это раньше? А?, — он немножко наклонился над ней.

— Да у баб это в крови! Любую возьми, и она точно знает, что с этим надо делать!, — улыбаясь, добавил кто-то.Все заржали. Им нравилась ее покорность. Нравилось, что они держали эту красотку в повиновении. — Ну, что, девка, раздвинь пошире ноги и сама себя наяривай! Давай! А мы поглядим, как ты это делаешь!, — послышались предложения…Валя не спешила. Ей не жаждалось, что бы эти мужики были свидетелями того, как она сама себя удовлетворяет, мастурбируя клитор и преддверие влагалища. Она догадывалась, что от рук своих будет точно кончать, и стеснялась.

Сильный удар ботинка по бедру больно отозвался импульсами в ее теле.- Чего застыла? Давай! Что было сказано?, — было уже необъяснимо, чей это голос, кто говорит.Но Валя четко уловила нотки нешуточной угрозы. Конечно, они не шутили. Имея на ручках ее снимки в оголенном, неприличном виде, можно было нахально шантажировать, не без основания надеясь, что жертва станет исполнительной и послушной. Никто не желает огласки и позора, пускай даже под принуждением. Выкрутиться из подобный ситуации — дело не легкое! Здесь видавшие виды запнутся… А юная женщина, попавшая по чьему-то велению в ручки балдежных шантажистов, не догадывалась, как и не могла сама выпутаться из этой истории. Ее не лучший советчик — страх — все дальше и больше затягивал в пучину безнравственность и страстей, приучая к низменным повадкам и способам. И она, сидя на полу, прислонившись спинкой к парте и широко расставив бедра, принялась теребить себе клитор, вызывая классные впечатления.

Главная — то опасность здесь таится в том, что невинная, не знавшая настоящих, искренних порывов любви и взаимного секса по обоюдному желанию, и еще ни разу не наслаждавшаяся сексом от подобных чувств, порождающих отличные, чистые чувств — почувствовав впервые оргазмы от грубого, жестокого принуждения, от насильного, против воли удовлетворения, за неимением лучшего, возможно привыкнуть и впитать. Впервые балдежные шаги очень важны. Спустя них бывает адаптация молодого парня в жизнь. Во многом от этого зависит и судьба.

Валю насильно обязали, заставили сделать то, что в тот миг им нужно было. Неискушенная девица не в силах была сопротивляться! Она не смогла устоять перед грубым, жестоким натиском молодых ребят одногодок. Не смогла противиться им и выполняла все их требования, запутываясь, все дальше. И, казалось, все, они могли уже делать с ней все, что хотят, но дальше ощупываний, фотографий и минета и наблюдения за мастурбацией, дело не шло. Дело в том, что Вале еще не было восемнадцати лет, т.е… она была несовершеннолетней. Но больше всего они боялись ее мама — врача гинеколога районной больницы. Она-то и могла прознать про все эти тайные забавы, на инцидент, если доченька залетит. Тут отвертеться будет не легко! Прижучат — придется отвечать! Благодаря этому, ощупали, потискали специально грубо, показывая и унижая, что, дескать, вот кто твои хозяева. Минет всем — это за хорошенькую душу! Но дальше — все! Боялись щупать!

— Дураки! С ней можно делать все, что только захотите!, — возбужденно орала на них Наташа, — Все будет отлично! Вы же хотите ее попробовать? Ну, так в чем дело?! Никто ничего не познает, и она никому не скажет!- А ее мамаша? Если она этот, что там — гинеколог, то прознает сразу. Девственницы то не будет!, — ретировался Костик.- Да кто там ее проверять будет? Можно обдумать, что ее мамаша Вальку каждый денек на предмет девственницы обследует!, — раззадорилась Наташа, — Ну если боитесь девственницу щупать, то в попку можно, никто не познает!- Точно!, — обрадовался Сизый, — Можно попробовать!- Ништяк! Я в фильм видел, тащатся по-полной!, — увидел Денис.

Решено было попробовать.- Надо место найти. Не в классе же!, — Костик задумался, уставившись вдаль странным вниманием своих светло голубых глазки.И вскоре долгих обсуждений нашелся-таки подходящий вариант. Всем понравилось предложение Наташи. Выбрали денек, время, место, обсудили наметили и детали точный сценарий впечатлений. Продумано было все до мелочей. Пацаны доверились уже проверенной интуиции Наташи и подписались едва во всем.

Ожидать было не долго. В намеченный денек они подошли к Валентине на огромной перемене и, окружив ее колечком, сказали, что сегодня она должна заявиться в 7 вечерка по подобному то адресу. Дома должна сказать, что ночует у подружки.

Валя покраснела, но ничего не говорила. Когда они отошли, девица стояла у окна, легонька уставившись вдаль в голубое небо, и молчит. Ее глазенка наполнились туманом и грустью. Прозвенел звонок. Она пошла в класс.Полтора дня было до назначенной встречи. Все ожидали его с нетерпением. Только виновница торжества бессильно старалась отсрочить его наступление, не предвидя для себя ничего превосходного. Подстраховавшись, они ей поставили подобные условия, от которых, Валя просто не могла отвертеться. Желаешь, не желаешь, а на назначенную квартиру придется идти, иначе позора не оберешься, если эти снимки увидят и в универе и дома. Она не вожделела огласки и потому шла на их условия. И денек завился.

Вот тот домик. Кто в той хате живет, Валя не догадывалась. Она не отважно пошла в подъезд. Старенький, вонючий подъезд, каких в наших кварталах немало. Нажала кнопку звонка у найденной дверце. Ей приоткрыли не сразу..

На пороге старенькой квартиры стоял незнакомый мужик. Валя обдумала, что ошиблась и отступила назад. Но тут в дверь просунулся Денис и, оглядев девку с ножек до головы, приказал пройти в комнату. Она робко пошла и остановилась в коридоре.- У нас на пороге не стоят, — послышала она незнакомый голос.Паренек был с виду постарше остальных и покрупнее. Он взял девчонку под локоть и шустро провел в комнату.На мягком диванчике и креслах сидели уже знакомые, до боли, лица.- О! А вот и звезда программы!, — обрадовался Костя, — Проходи, присаживайся.Валя увидела на столике возле них разлитое в бокалы шампанского и шоколад, развернутый и наполовину съеденный.- Сизый, налей ей винца белого, — скомандовал незнакомый мужик.

Валя легонько уселась на край диванчика. Смотря, как в бокал наливают шампанское, она с опаской озиралась по сторонам, разглядывая вокруг сидящих. Все уже были навеселе. Ей доверху разлили громадный бокал винца полусухого и поднесли поближе. В комнатушке на минуту воцарилась тишина. Все с ожиданием глядели на вошедшую Валю, сверкая лучистыми глазками… Странный блеск в их глазенках она увидела, как пошла, но отнесла это к тому, что они, наверное, уже здорово приняли алкаголя.

Она протянула руку и взяла бокал. Пить не требовало, но она малость жаждала и отпила поставить бокал на место. Ей не дали. Сказали, что в этой компании она должна выпить все, что налито в бокал. Валя выпила. Все сидящие в комнатушке оживились. Включили музычку, и все начали танцевать, выделывая неописуемые движения. Валю тоже подключили к этому веселью, выдернув ее в круг насильно за руку. Она, повеселевшая от винца красного, начала лихо выделываться в танце, притягательно водя бедрами. Пацаны с нескрываемым аппетитом уставились на ее задницу, забыв про танец..

Она не замечала их разгоревшихся глазки. Кем-то было предложено еще выпить. И сразу вся компания, вместе с Валентиной направилась за стол. Выпили еще. Валентина сразу захмелела того как 2-го бокала.- Номер стриптиз!, — игриво объявил Денис.Все повернулись в его сторону и с нескрываемым любопытством поглядели на него. Вскоре, сообразив, уставились на Валю. Та сконфужено молчит.- Королева бала в эту секунду вам, салаги, покажет, как делается стриптиз!, — голос Дениса заглушал магнитофон.

Валя, хоть и запьяневшая была, но здорово смутилась. Она еще никогда не раздевалась перед мужчинами. Но тут во всех сторон послышались просьбы… Они умоляли, разыгрывая маленькую комедию в лицах. Поместили ее в круг, поставив на маленький стол. Музыкальная композиция играла вовсю, трогательными, великолепными мелодиями.

Валя стояла, не двигаясь. Костик достал из кармана пачку фото и потряс ей перед носом… Присутствующие развеселились.- Здесь все в курсе, включая Никиту, — он кивнул на нового, молчаливого кабеля.Она стояла на столике в нерешительности и не догадывалась, как поступить. Губки пересохли от волнения. Ей разлили еще бокал, и она выпила его залпом, жадно причмокивая.Все дожидались. Вернулась она стала

Порно рассказы групповуха

Порно рассказы групповуха эротические порно рассказы свингеры
<