Мой сынок стал мужиком (порно рассказы)

Трахнул маму

Когда я первые пытался читать истории про инцест, я не подразумевал, что мог бы собраться с духом и написать про то, что случилось у меня с матерью и сеструхой. Но вот прочитав еще малость, я подумался; так что — вот! Это было в середине пятидесятых, мы тогда жили в Оклахоме. Мой клялся имел долю в маленькой ферме, которую мы с сестренкой ненавидели, потому что должны были помогать каждую минуту, когда мы были свободны. Моя сестренка порно рассказы мать Нора и я почувствовали, что нас лишают свободы и мы сачковали при каждом случае. Неподалеку протекал маленький ручей и при каждой возможности, которую мы могли выкроить, мы раздевались до белья и прыгали в него. Нора была на несколько лет старше меня, так что я пытался не посматривать на волосатый пучок промеж ее ножек, когда ее трусы выпирали и намокали на лобке. Однажды, когда мы плескались в воде, я глазел малость дольше чем надо, и внезапно я чувствовал как мой писюн набухает. У меня был удовлетворённо огромной и толстый хуй, который было трудно скрыть.

Сын покусывает губками маме писю порно рассказы

Сын покусывает губками маме писю порно рассказах трахнул маму

Даже выпуклость было трудно скрыть, если я носил узкие брюки. Сеструха подколола меня, что я, будто, лошадь, я ответил что-то в том же духе. Недолго подразумевая мы стали толкаться, а далее толкания перешли в «топления» и после мы уже боролись в воде. Я выбежал на траву и подразумевал, что мы уже прекратили беситься. Однако Нора нет. Она села на меня и зажала мои ручки к траве. Ее влажные красные трусики стринги были на моем животике и я мог почувствовать горячие половинки читать порно рассказы, рассказы порно рассказы инцест трахнул маму порно рассказы мать

Порно рассказы инцест

ее попи, пока мы валялись, тяжело дыша от борьбы в воде. Мы оба малость отдохнуть и когда она усевшая на моей талии наступил миг, когда я испытал, что мой стоящий хуй находился как раз промеж ее писькой и попой. Головка писули лежала на животике. Мне как-то так комфортно, что я не увидел, что головка писулю пульсировала и набухла выше резинки трусиков, пока сестрица не поглядела вниз промеж нами. Я думаю это края ее трусиков всадил головку хуя и благодаря этому я не увидел мой выступающий писюн. Когда я посмотрел вниз промеж нами, я приподнялся и Нора поглядела тоже.

Она приказала что-то будто „О, нет» и неожиданно стили все уже начало вовсе по-другому. Мы на мгновение взглянули друг корешу в лицо и моя сестрица принялась качать свое тело на мне и двигать задом и писькой по всей длине моего пениса. На мгновение мне начало позорно, однако я посмотрел вверх в ее глазенка и заметил, что они были закрыты, а голова ее похотливо раскачивалась кругами. Мой хуй натирался тканью и краями наших трусиков. Я попытался освободить мои ручки из ее захвата, однако она была яростней. Приток крови был затруднен и я чувствовал, что ручки немеют. Нора не сказала ни слова; я тоже. Мы просто всухую еблись поверх белья. Когда сестричка стала двигаться шустрее, я заговорил впервый. Я говорю: “Ты стираешь мой писюн своими трусиками.» Она остановилась и мы оба взглянули вниз промеж нами. Резинка моих трусиков сьехала вниз, а ее были очень мокренькие.

Она потянулась ручкой промеж нами и прикоснулась до моего изогнутого красного пениса. Не говоря ни слова, Нора приподнялась, сдвинула ее красные трусики в сторону и поместила головку писулю на свою волосатую писю. Я ни черта не знал о сексе и просто двинулся вверх. Я испытал как писюн наткнулся на что-то теплее, тугое, сопротивляющееся и это было так классно, что еще добавил усилие. Я испытал легкую туготу и позже она раскрылась и мой писюн малость вошел в очень теплее, упругое место. Она приказала: „Йии...» или что-то будто этого и я высвободил ручки. Я схватил сестрицу за талию и превратился в дикого животного всаживая писюн глубже в нее. Я почувствовал ее писька сжимается вокруг писулю и я продолжил всовывать его. Она распласталась на мне и я просто вводил писюн глубоко насколько мог. Я не знаю она ли перевернула меня наверх, я ли, однако затем я оказался на ней и тогда я стал хлестать струей внутри ее, опять и опять, и мы мычали и застонали. Ручки сестрички были вокруг моей шеи и я клянусь, я считал она сломает ее, так крепко она сжала их. Моя струя принялась стихать и я просто лежал на ней и она в конце концов обессилила.

Я расслабился так крепко, что едва заснул, когда она потрясла меня и тихо пробубнила мне слезать с нее. Мой хуй сделал мокрый сосущий звук выходя из ее тугого отверстия. На следующий денек мы работали в том же месте, подкармливая свеклу. Когда я пробовал задираться с ней, она меня словно не замечала. Всю неделю мы работали на том же месте и я так и не мог ничего добиться от нее. Того как впервого секса я был более чем готов к следующему. Мне как-то все-равно что она моя сестрица. Тогда я только опять хотел почувствовать это осязание, когда писюн спускает в ее письке. Нора не касалась этой темы несколько дней. Мы работали в другом месте фермы, как неожиданно стили она приказала ни с того, ни с сего: “У меня месячные сегодня». «Ну и что?» спросил я. Я не знал что это значило. Она говорила: „Глупый, это значит я не забеременела позже того, что мы сделали на той неделе“. Я был так взбудоражен всем этим, что не знал, что приказать. Я вовсе забыл все страхи о беременности потому что подразумевал, что Нора просто не желает больше трахаться со мной. Я подрачил едва каждую ночку позже нашего впервого совокупления и подразумевал, что это конец. Однако что ж дела двинули как по маслу. Мы начали ебаться с презервативами, которые сеструха купила для меня в аптеке. Только раз у нас был страх — когда презерватив порвался. Тогда мы ебались стоя за курятником.

Спустя несколько дней она приблизилась ко мне успешная и тихо пробубнила себе под нос, что беспокоится не о чем. Но вот спустя некоторое время, моя сестрица начала жить с теткой, потому что та слегла с каким-то недомоганием. Мой клялся посадил новый урожай и пока тот поспевал, нашел работу в городке. Иногда он оставался там на несколько дней. Это было зимой, и при нашем недостатке средств, моя мамка пыталась сэкономить горячо тем, что прогревала домик, а позже выключала отеплитель. Однажды, когда отца не было, она говорила мне спать с ней, чтоб сэкономить на горяче. Я не желал потому, что подрачил постоянно каждую ночку с той истории как Нора уехала. А далее я неохотно подписался. Впервые несколько ночей я шел спать впервый и всегда брал с собой тряпку дабы вытереться позже дрочки. Четвертую ночку я запомню до конца жизни. Моя мамка заставила меня помогать ей с посудой и продержала меня возле себя до того времени пока не побежала спать. У меня не было возможности подрачить и я не желал делать это в ванной, так как не любил драчить стоя. Как обыкновенно, матушка подложила маленькой валик промеж нами когда мы легли под покрывала. Я старался тайком драчить позже того, как подразумевал что она заснула, однако она проснулась и тихо пробубнила в темноте: «Тебе не спится?» Я ответил „Нет» и заснул с тяжелыми яйцами.

Малость после этой ночью, когда я не вполне проснулся, однако уже и не спал, я осознал, что чувствую спинку мамки. Валика не было и зад мамки касался моего животика, в то время как мы оба валялись повернувшись в одну сторону. В этом затуманенном состоянии я догадался, что мой писюн стоит и медленно касается половинок зада мамки. Я не мог сдержаться и автоматически обнял ее и притворился, что храплю на инцидент если она не спит. Однако мой писюн пульсировал и сжимался как сердце возле половинок ее зада. Я притворялся еще некоторое время и тогда стало происходить незабываемое. Она убрала мою руку со своей талии и я чувствовал как моя матушка возится с своим спальным халатом. Дошло до меня, что она не желает разбудить меня, пока она продолжала возиться с пижамой. Вскоре она на секунду села на большой пастели, в темноте, и опять свалилась. Она повернулась ко мне, а я продолжил притворно храпеть.

Шокированный, я испытал как она нащупала пояс моих трусиков и расстегнула его. Вскоре матушка стянув мои красные трусики стринги. Я помогал ей с храпом и постаныванием, переворачиваясь. Когда она стянула их до щиколоток, она ляжкой сбросила их вовсе. Она лежала боком, спинкой ко мне и а далее стала очень легонько придвигаться ко мне. Все этим временем я притворно храпел. Матушка придвигалась так вернулась, что к тому моменту как ее раздетая кожа дотронулась писулю я мог почувствовать как он сочится. Когда писюн выровнялся промеж ее ягодицами она продолжала двигаться вверх, а я, храпя, пытался сдвинуться вниз по простыне, дабы помочь ей. Когда наконец она забралась вверх насколько могла, а я насколько мог вниз, головка пениса попала, пульсируя, точно под закругления ее ягодиц. Я мог почувствовать щекотание грубых волос ее вагины. Тогда она сделал странную вещь; она принялась сгибаться вперед, раздвигая почему-то ножки. Я чувствовал ее рука охватила головку моего писулю.

Я чувствовал ее громадный палец потер открытое, сочащееся отверстие, и она принялась мочить свои половые губки моей смазкой. Я малость согнулся и вскоре выпрямил свое тело вперед, она тоже сделала шустрое движение и впустила головку писули в теплее, комфортное гнездо. Я перестал тогда притворно храпеть, взял ее за талию и шмыгнул наверх. Не было никакого сопротивления, как с моей сеструхой. Это была просто отличная, комфортная, классная ебля. Я слышал как матушка причитала: “Ах ты мой сладкий, сынуля, дай мне все это», подбрасывая меня тазом. Я догадался разницу промеж настоящей девкой и девушкой, как моя сестренка, которая не догадывалась как вилать во время сношения. Мама поменяла состояние, пока я лежал на ней, и поместила одну ножку промеж обеими моими, а корешую согнула поперек моего животика. Я почувствовал как мой хуй проходит внутрь до самых яиц. Она говорила: «Боже мышонок, какой у тебя великолепный писюн», пока мы застонали и пыхтели в темноте. Вскоре того, как я кончил в нее, мы валялись очень легонька, соединенные долгое время пока ее киска доила писюн, что сестрица не умела делать. Когда писюн опять начал твердым, мы поебались еще — пока в моих яйцах не осталось ничего. Она повторила «дойку», и когда ничего не осталось, она говорила: «Позволь я встану и приму душ. Да, у тебя много спермы в яйцах».

Того как того, как она медленно, солнышко уже встало и она села у большой пастели. Мамка приказала, что если бы догадывалась какой здоровый у меня хуй, она бы сделала меня мужчиной раньше. Она приказала, что не осмеливалась испугать меня. Она продолжила, что затронула эту тему с отцом, однако он высмеял ее и она больше не заикнется об этом. Благодаря этому, говорила она, постарайся ничего не говорить бате. Она также приказала, что собиралась приказать моей сестрице позволить сделать меня мужчиной. Я засмеялся и говорил ей, что Нора и я уже стали ебаться около месяца до после она уехала. Мамка отругала меня, чтоб я никогда не сказал «ебаться» потому, что только собаки „ебуться» — люди “удовлетворяют» друг кореша. Она также обеспокоилась о том, что я мог сделать сестрицу беременной. Она говорила что если мне когда-ни-будь нужно „довольные» мне следует обращаться к ней, так как я могу сделать Нору беременной. Однако она также говорила, что если Нора и я когда ни-будь сделаем это снова, нам надо практиковать двойные презервативы. Вот вам еще одна предыстория про мамка и сыновья. Я бы хотел прочитать предысторию написанную чьей ни-будь матерью. Я просил мою мамка написать, однако она не станет.

Порно рассказы инцест

Порно рассказы инцест эротические порно рассказы трахнул маму
<