Посмеялись в комнате смеха (порно рассказы)

На город падал снег вперемешку с нечастыми осенними листьями, которые к этому времени еще не успели все облететь. Он засыпал удовлетворённо грязную и паршивую улочку, кружился в желтом свете редких фонарей, погребал под собой лежащую на обочине сбитую кошку. Было 11 вечерка, и я старался добраться до проспекта, чтоб там сесть на автобус. Дорога вела меня мимо центрального городского парка. Я поднял голову и заметил на фоне неба неясные очертания чертова колеса, из-за идущего снега порно рассказы с картинками казалось, что оно тихо качается под порывами ветра. Когда-то в детстве я любовался, открывающимися с него, видами нашего городка. При этом очень желалось прыгнуть. Однако а далее я все реже и реже принялся бывать здесь, парк приходил в запустение — перестройка подарила людям новые возможности для культурного отдыха. В этот момент же я предполагал, что в парке нет ни одной живой души, кроме, возможно быть, сторожа или маньяка, кои у нас в вологодских лесах водились в крайне малом количестве.

Натрахались потом посмеялись порно рассказы

Натрахались потом посмеялись порно рассказах

Спустя несколько метров впереди в заборе виднелась выпиленная чьей-то заботливой ручкой дыра. «Это судьба», — по мыслил я и шагнул в нее. Презрев все преграды в виде зарослей кустарника, я прорывался к колесу. Его чёрненькая громада уже нависла надо мной. И самое удивительное — оно действительно вращалось! Охали и скрипели несмазанные механизмы, еще более отчетливо слышимые в тишине позднего вечерка. Я прошел спустя открытую калитку на аттракцион и заметил то, чего меньше всего ждал увидеть сейчас — в круглой, открытой всем ветрам кабинке чертова колеса усевшая девка, или даже скорее девка. На вид ей было читать порно рассказы, рассказы порно рассказы инцест порно рассказы с картинками

Порно рассказы инцест

около 16-ти лет. Я шагнул к ней и сел напротив, платформа подо мной качнулась и принялась легонько возноситься над окружающим миром. Я получил возможность подробнее разглядывать мою машинальную попутчицу. Черное каре обрамляло ее хорошенькое, аккуратное лицо малость более белоснежное, чем у обыкновенных девушек, локоны волос немножко засыпаны снегом, одежду я не запомнил, в памяти остался только длинный бордовый шарф, обмотанный вокруг шеи и делавший ее неописуемо мягкой и беззащитной. В довершение ко всему она плакала. Некоторое время мы сидели и молчаливо глядели друг на приятеля.

Наконец я не сдержался и заинтересовался:- Почему ты плачешь?- Потому что мне грустно, — ответила она и слабо замялась, — мне часто случается грустно в подобное время, не обращай взор.Я изобразил на лице понимание.- Значит, я оказался здесь, чтоб тебя развеселить.- Интересно, как? — она приметно оживилась и глядела на меня ясными, чуть прищуренными глазенками. Сейчас мы дошли вершины. Ветер тут был необыкновенно крепким. Он трепал ее прическу и развевал шарф, делая похожей на маленького принца из книги Экзюпери.- Тебе очень идут снежинки в волосах, — произнес я.

Она неожиданно начали встала, взяла меня за руку, подтащила к краю платформы и облокотилась на удовлетворено хлипкое ограждение. Внизу, как в тумане, раскинулся парк, облагороженный выпавшим снегом. Малость в стороне от нашего аттракциона стоял маленькой дом. Я припомнил, что это, вроде, комнатушка смеха, и тут меня посетила великолепная идея.- Когда спустимся, пойдем в комнату смеха, — предложил я, — по идее, это должно быть самым игривым местом здесь.

— Да, мы будем улыбается! — неожиданно стили неожиданно воскликнула она и повернулась ко мне, — однако нет времени ожидать, идем прямо в этот момент! прямо в этот момент!..Мы подошли к границе, за которой начиналась пустота, отстегнули цепочку и, взявшись за ручки, прыгнули вниз: По лицу стегнуло холодным ветром. Страха при этом не было, только восторг, переходящий в эйфорию. Ее глазенка пылали, она крепко сжала мою ладонь и, кажется, что-то орала. Я нездорово разбирал слова, шалея от чувств свободного падения. При этом, мы скорее летели, чем просто падали. Нас несло прямо на домик, и я уже мог разобрать потрескавшиеся от времени узорчики на стенах.

Земля приближалась. Нас протащило несколько метров по снегу. Еще где-то полминуты мы валялись обнявшись и приходили в себя, а далее встали, взглянули друг на приятеля и рассмеялись. Было от чего — вся наша одежда принялась белоснежной, в волосах запутались красненькие и желтые листья. Мы даже не начали отряхиваться, а прямо так направились к дверям, которые распахнулись от одного прикосновения. Едоки как понять ни странно, однако внутри горел свет. На стенах висели изогнутые зеркала, отражая нас в самых неописуемых вариантах. На полу в самом углу комнатушки стоял древний граммофон с истершейся от времени позолоченной трубой. Моя новая знакомая подбежала к нему, крутанула несколько раз руку завода и опустила иглу. Закрутилась старинная пластинка, и из трубы вперемешку с хрипами и шипением полилась музыкальная композиция молодости наших прабабушек и прадедушек.- Кстати, я так и не представилась, ребята зовут меня Винди, давай танцевать, дай мне руку.

Я протянул ей ручки, она схватила меня и потащила на середину комнатушки. В такт музыке мы начали кружиться на месте, протянув друг другу ручки. Вместе с нами в зеркалах кружились еще десятки пар невероятных очертаний. Вокруг разносился ее звонкий смех. Музычка все убыстрялась, мелькание в глазках тоже. Шарф змеей соскользнул на паркет, короткое пальто, заляпанное снегом, полетело в сторону. Потом из одежды на ней осталось только девственно белоснежное нижнее белье и ботинки. Поначалу я даже немножко опешил от подобного поворота событий, однако уже спустя несколько секунд она впилась в мои губки поцелуем. Моя рука улеглась ей на сиськи, другой я вдавливал ее к себе. Она старалась стащить спустя голову мой свитер, единовременно с этим я расстегивал ее лифчик. Моим глазенкам приоткрылись 2 яркие женски грудки. Нельзя приказать, что они уже были, как у повзрослевшей девочки, однако и детскими назвать их язычок тоже не поворачивался. Женщина свалилась на разосланное пальто, и я последовал за ней. Став страстно целовать ее соски, я опускался все ниже и ниже. 

Она развела ножки в стороны, я провел язычком по открывшемуся треугольнику трусов. Она немножко напряглась, выгнув спинку, и зажала мою голову к своей паха. Трусы уже были мокрыми. Я отвел их в сторону, приоткрыв для себя истекающее соком юное влагалище киски шестнадцатилетнего создания. Даже если на нем что-то и росло, это было гладко сбрито. Я развел пальчиками ее губи и расцеловал в засос. Позже прошелся по всем выемкам и складочкам. Винди с силой вдавливала мое физиономиями к своей пизде так, что клитор терся о мой нос. Ее трясло, состояние было близко к обмороку.Преодолевая сопротивление, я немножко отстранился, освобождая место для маневра. Мне казалось, что влагалище киски пульсирует в такт биению ее сердца. Я лизал средний палец и легонько ввел его туда. Она уже давно была не девственницей. Она вздохнула и еще яростней развела ножки. Я добавил второй палец и принялся легонько водить ими в ее пещерке. Она томно принялась и стонала пощипывать свои соски. Я увеличивал темп и единовременно любовал губками и язычком ее клитор, вторая рука гладила ее великолепную персиковую кожу. В этим временем Винди вскрикнула и изогнулась, чуть ли не мостиком — она кончала, кончала долго и мило. Сейчас она была необыкновенно великолепна. С нее можно было писать картину. Она лежала неподвижно, разметавшись по полу, сочетая разврат с детской непорочностью. Неожиданно распахнулась дверь, и в внутрь ворвался холодный ветер. Снежинки залетали в комнату и опускались.

Винди, не тая. Она не обращала на это ни какого взор. Я лег рядышком с ней, обнял и хотел согреть своим горячем:Я очнулся в парке на скамейке. Было уже далеко за полночь. Я пошел по аллее, подразумевая о том, что со мной случилось, и не сон ли это, однако, черт возьми, даже если это и так, он почти ли сотрется из памяти. Я уходил и у ворот оглянулся назад — на самом верху чертова колеса подмахився знакомый алый шарф: Ноябрь, 2002 год.

Порно рассказы инцест

Порно рассказы инцест эротические порно рассказы
<