Досуг прокурора (порно рассказы)

Промозглыми осенними сумерками из дверей районной прокуратуры, кутаясь в пальтишко вышла молоденькая девушка. Слава Богу! Завтра у следователя прокуратуры Татьяны Андреевны начинается отпуск – впервый за 3 года. Еще бы 3 года просидела, да инспекция КРУ освободила ее из рабства. Можно на время расслабились от кучи дел, съездить к подруге в Новгород – давным-давно собиралась, а дочурку еще вчера отвезла к бабке. В общем, свобода! А то уже скоро голова кругом пойдет от убийств, ограблений, порно рассказы бесплатно шантажей, выездов на происшествия, допросов, экспертиз и прочих весьма занимательных на впервый взгляд, от весьма утомительных обязанностей. Самобытно бумажных.- Девушка, не подскажете, где здесь аптека?Она повернулась к притормозившей у пустынного тротуара к тачке и наклонилась к распахнутой дверце. В глаза выплеснуло облачко аэрозоли, и Татьяна Андреевна затеряла связь с реальностью.

Прокурор трахает девку на лавке порно рассказы

Прокурор трахает девку на лавке порно рассказах

Сознание возвращалось понемногу. По началу она догадалась, что ужасно, просто невыносимо желает пить. А далее догадалась, что лежит, и что ножкам и ручкам что-то мешает. Холодно. Ой, она же вовсе обнаженная, лежит на полу. Ничего не заметно. Однако поскольку она же открыл глазенка, почему ничего не заметно? Темно. Очень хочется пить… Поташнивает… Голова кружится… Так что же с ручками? Невозможно к глазенкам поднести… Скованы? И ножки? ГДЕ Я!!! ПОЧЕМУ!!! ЧТО СО МНОЙ!!!Свет! Великолепный, слепящей, прямо в лицо. И она в кругу светлана. Глазенка слезятся, ничего не заметно, надо отвернуться. Ой, наконец, проморгалась. Правда, обнаженная, на полу, ручки и ножки скованы.- Добрый вечер, Татьяна Андреевна! Как спалось? – произнес невидимый бархатистый баритон.- Пить, умоляю, пить!

— Ну, и наиболее мы так спешим? Дайте, хоть читать порно рассказы, рассказы порно рассказы измена порно рассказы бесплатно

Порно рассказы измена

нагляжусь на Вас, а то столько слышал, а так, живьем вижу первые. И эта красотка — тот самый суровый, неподкупный и принципиальный следователь прокуратуры? Вот эта очаровательная головка распутала более трех десятков сложнейших дел и отправила за решетку порядка пятидесяти человек? Браво!- Пить, пожалуйста, пить!- А неужели Вам не забавно, почему Вы здесь в столь честном виде? Зачем мы Вас пригласили, а?Только тут видение запотевшего бокала с ледяной водой или колой или, в крайнем случае, пивом, сменилось этими соответственными и простыми вопросами…- Зачем я здесь? Немедленно освободите меня и верните одежду! И дайте, наконец, попить!- Оооо, как сурово! А Вам не кажется, что в данной ситуации Вам не стоит желать? Можно и попросить. Повежливее.- Пить, умоляю, пить. И, пожалуйста, освободите меня и верните одежду!

— Вот это уже лучше. Уже и просить начинаем учиться. А поскольку Вас тоже просили, Татьяна Андреевна, неоднократно и вежливо. И предупреждали о том, что к людям стоит относиться мягче, а в дела вникать глубже. Вот и результат. Боюсь, что ж просить придется Вам…- Отпустите меня немедленно, и дайте, наконец, пить, я очень Вас прошу!- Мне нравится Ваш тон, Татьяна Андреевна. И я очень жаждою Вам помочь. Даже в Вашей служебной деятельности. Как не помочь подобный молодчине, красотке и просто вежливой во всех отношениях даме! Откровенное слово! Вот Вас, кажется, заинтересовал трафик в девчонок в Эмираты – обещаю, Вы в ближайшее время получите о нем самое полное представление!- Пить…- И тут поможем, ну ко, принесите попить Татьяне Андреевне!Татьяна Андреевна послышала журчание. В круге светлана появилась рука с глубокой алюминиевой миской, которую поставили возле самого ее лица. Наконец-то. Молоденькая девушка прильнула к вожделенной влаге и тут же отпрянула.- Это же рассол, крутой. Пожалуйста, миленькие, я очень, очень жаждою пить. Можно хотя бы водички… Только не соленой…

-Ах, какие ноты, я таю! Вот только что ж Вам, моя дорогая, придется отрабатывать каждую капельку того, что Вы выпьете и каждую крошку того, что съедите! Готовы?!- Да! Да! Что я должна сделать?- Ну, чего можно хотеть от подобный красотки? Феденька, ты бы чего хотел?- Ну, чего-чего – басом откликнулся невидимый за слепящим лучом- Феденька явно желает утешение, вы готовы, Татьяна Андреевна?- Да, да! Готова!!! – уже не понимая, на что, собственно он готова, закричалаВ руге светлана возникли сильнейшие ножки в брюках и туфлях, как минимум, 46го размера. Надстройка над этими монументальными подпорками терялась где-то во тьме. Крепкая рука приподняла за локоны волос ее и вынудила встать на коленки

— Давай! В глаза нахально ткнулся остро пахнущий мужской орган, весь в кучеряшках суровых темных волос.- Что? Что?- Давай, соси, сука!- Феденька, повежливее с дамой! А Вам Татьяна Андреевна придется отнестись к Феденькиным пожеланиям со всем заинтересованностью, если, конечно, Вы действительно хотите пить.- Но, как? Я не понимаю?- Все просто, берете Феденькино сокровище губами и нежно его ласкаете, туда-сюда. Можно помогать себе языком и руками. Ну, старт!- Нет, нет! Ни за что!- А вот слово «нет» стоит забыть! Федя, дичь!

Феденькины нижние конечности исчезли из освещенного круга, а вот ножки Татьяны Андреевны немедленно растопырили в стороны невидимые цепи. Ручки, напротив, притянули к полу. Что ж она стояла раком, бесстыдно раздвинув ножки и демонстрируя созревшую попу из числа тех, которые называют бразильскими, и тихо подбритое влагалище киски. На спинку легло что-то холодное, раздался резкий свист….- Аааааааа!!! Нет, не бейте меня!

По спинке и заду беспомощно раскоряченной девочки гулял гибкий прут — пресловутая розга, о которой что ж можно только читать в книжках о проклятом царизме. Почему то промеж розгой и спинкой была натянута мокренькая простыня, благодаря чему следов избиения на нежной девичьей коже не оставалось.

— Нет, нет! Не улыбайте! Аааааааа!!! Нет, нет, пожалуйста, миленькие, нет пожалуйста, прекрати! Я все-все сделаю, только не бейте! Аааааааа!!!

— А это, чтоб ты была посговорчивее впредь. Ну, еще 10 ударов. И ты сама их отсчитаешь! Иначе – все перед этим! Готова?- Да, да, готова.- Итак!- Раз!Свист и удар уже не по не и спинке по заднице, а по рельефно и отлично выступающему персику девичьей вульвы.- Аааааа!- Мы, кажется, сбились?- Нет, нет, нет пожалуйста, прекрати! 2!Очередной хлесткий удар по той же цели…- Три!- Четыре!- Пять!- Шесть!Свист и сочные шлепки шли один за другим. При каждом ударе несчастная девушка рефлекторно поджималась, вздрагивал, однако издавать осмысленные звуки же не осмеливалась.- Семь!- Восемь!Она поджалась в новый раз, однако ожидаемого свиста и боли не последовало. Пытка явно затягивалась.- Что, Феденька, медлишь? – раздался знакомый баритон.- Да, вот, руку отмахал, в эту минуту!- Смотри, а то, возможно, наша ненаглядная гостья готова подождать, пока ты восстановишь потраченное на нее здоровье?- Нет, нет, пожалуйста, скорее! И дайте, скорее, пить!- Вот оно что! А как насчет отсоса, мы уже готовы?- Да, да! Умоляю, скорее, я все сделаю!- Ладно, Феденька, не томи нашу милейшую и уже сговорчивую Татьяну Андреевну. Итак, как там по счету?- Восемь!Свист, глухой- Девять!Опять свист и глухой- Федя, что это там хлюпает? Ты ее что, до крови разделал?

— Да нет, я что, дурак? Течет она!И, правда, ноги девченки лоснились от ее выделений. Ожидание конца пытки и завершение этого ожидания увенчались неожиданной разрядкой.- Десять!Свист и честное хлюпанье…- На коленки!Путы, растягивавшие ручки и ножки, были ослаблены, в освещенном пространстве вновь возникли сильнейшие подпорки и монументальное мужское достоинство Феденьки.- Ну-с, Татьяна Андреевна, напомню! Вы просто берете Феденькино сокровище губами и нежно его ласкаете, туда-сюда. Можно помогать себе языком и руками. Понятно! Стали!

Она последовала советам невидимого баритона и стала по началу легонько и неумело, а вскоре все более уверенно обрабатывать колом стоящий перед глазками писюн губками, слизывать его, страстно расцеловывать, пытаться проникнуть кончиком языка в отверстие на головки. Ладони аккуратно любовали пахучее мужское достоинство. Оно оказалось влажноватым – заметно, Феденька, действительно перетрудился, обрабатывая розгой ее прелести. А ее губки так искали влаги…- Шеф, возможно, дать ей хоть глоток – губки сухие, как наждаком трет! – последовала машинальная рекламация.- Ну, если ты ходатайствуешь… Только поскольку она все в себя выхлебает, лучше уж губки ей

И пухлых губок нежданно негаданное дотронулся мокрый, нет ВЛАЖНЫЙ!!! палец. Ооооо, благословенная влага, наконец-то!!! Она была едва успешна!- Смотри, Федь, снова стекала! А ты всего-то послюнявленный палец ей о губки вытер. Налей ко ей, правда, желаю посмотреть на реакцию…К губкам поднесли пластиковый стаканчик, от которого пахло водой (первые в жизни она узнала, что холодная пресная водичка действительно пахнет, и этот терпкий запах очень даже ощутим).- Спасибо, спасибо!!!- Меньше слов, больше дела, соси!Минет продолжался.- Как что ж Федя?- Ооооо!!!Феденька явно был доволен, и без того немалый хуй вырос еще больше. Он уже не дожидался суетливых движений Татьяны, а стал размеренно вгонять ей в глотку свое орудие все глубже и глубже. Бедная девушка стала задыхаться, ее подташнивало. Однако когда она попыталась отстраниться, крепкая мужская ладонь улеглась на затылок жертвы и принялась уверенно насаживать ее голову на писюн.

Татьяна хрипела, глазка выкатывались из орбит, однако никаких рывков к сопротивлению она уже не подавала. Наконец Феденька издал абсолютно звериное рычание, всадил свой брандспойт Татьяне Андреевне чуть ли не в легкие и разрядился. Разряжался он также как до этого бил и ебал – долго, с чувством и знанием дела. Беспомощная жертва почти не захлебнулась от целой Ниагары спермы, мгновенно переполнившей глотку и рот и хлынувшей на личико и сиськи.- Давай, давай, слизывай! Мыслила пить – отрабатывай. Заодно и поужинаешь! – приговаривал удовлетворённый самец.Татьяна безропотно заглотила все, что попкало в нее, лизала, как могла губки и подбородок и со всем тщанием очистила феденькино достоинство и его окрестности от всяких намеков на сперму.- Замечательно! Эта работа вполне возможно быть оплачена!Перед ней возни запотевший стакан с прохладной минералкой. Она залпом осушила его.- Еще! Пожалуйста! Еще воды!- Обязательно, однако придется еще поработать!- Я… Мне… Хорошо, я- Чудесно, однако перед этим еще раз поглядим выполнение предыдущего задания.

Новая вспышка светлана по началу ослепила. Позже перед ее глазками возник приличной светящийся прямоугольник плазмы, на экране она заметила себя обнаженную на коленях, страстно сосущую хуй.

— Изумительно! Не позжать ли районному прокурору? Или вашей забавной дочке, Татьяна Андреевна? Да не волнуйтесь, я пошутил. Пока не буду! А что ж будьте так добры встать на четвереньки. Ваш минет въявь и на экране, кажется, возбудил Васеньку и Сему. Товарищи, не стесняйтесь!И почти Татьяна встала в предложенную позу, как 2 сильных ручки обвили ее бедра, и поршень, по впечатлениям явно не меньше феденькиного, с размаху вошел в ее давно уже влажную щелку. Единовременно еще один мужской причиндалы ткнулся в ее губки. Что ж она оказалась насажена сразу на 2 пениса и мерно скользила по ним вперед и назад. Почему то тот, которому она с уже гораздо приличной сноровкой, делала минет, лишь удовлетворенно урчал, как кот. Второй же явно все больше входил в раж. Толчки становились все чаще и глубже, периодически он с оттяжкой шлепал девочку по заду.

— Давай, сучка, давай, работай жо… й! Пока я тебе в эту самую жо… не засадил!Представив себе подобную перспективу, она стала энергично вилать.- Вот так, давай, б…ь!- Холоднокровнее, Сема! Ты не на работе! – баритон со знанием дела процитировал Бабеля – И вообще, привыкай к разнообразию, поменяйтесь ко!Минутный перерыв на пересменку, и в ротик следователя прокуратуры устремился хуй, обильно смазанный выделениями вышеупомянутого следователя, а в ее женщину устремился тот, который она увлажнила свой слюной и остатками феденькиной спермы. Все смешалось в голове. Она уже оставила кто она, как, почему и где находится. Осталась только эта безумная скачка на двух разговаривах разгоряченных мальчиков. Исподволь откуда-то снизу стала наползать абсолютно неуместная в сложившейся ситуации истома. И абсолютно неожиданно для себя униженная, изнасилованная и избитая Татьяна бурно прекратила. Спустя несколько секунд тоже случилось и с ее партнерами. Правда, их поведение контролировал неумолимый баритон. Именно он, заметив спазмы Татьяны и послышав ее сладострастный стон, спокойно отметил:

— Джентльмены, не увлекаемся, кончаем на даму! Васенька, надеюсь, ты не мечтаешь размножиться с помощью нашей очаровательной гостьи?В соответствии с полученным заданием джентльмены по-правде говоря прекратили на свою партнершу. Та обессилено рухнула набок.- Ну вот, впервый урок окончен. Воды даме! – ее снова напоили, на этот раз – досыта – все той же ледяной минералкой. Вновь вспыхнула плазма, и Татьяна смогла оценить уже свои подвиги с двумя партнерами. М-да, смотрится она своеобразно. Подобное иногда встречалось в следственных материалах, самобытно в последнее время, когда он стала расследовать дело о пропаже нескольких студенток педуниверситета. Однако, пожалуй, кадры с ней превосходили все ранее виденное. Как страстно она вилала…. А как чмокали ее губи на стволах кавалеров…- Босс, она очухалась! – неожиданно раздался очередной голос, — что с ней делать?- Сюда, конечно! Татьяне Андреевне нужна компания!

Какая-то возня позади, приглушенный стон, тот же голос уж не спрашивает, а понукает:- Давай сюда, слепошарая!К ней в круг светлана вталкивают еще одну голую девушку. На запястьях — наручники, на голове – плотный бумажный пакет.- На коленки! – команду сопровождает недвусмысленное нажатие на плечи и толчок под коленки, баба оказывается рядышком с Татьяной.К наручникам тут же карабином крепится цепь, еще 2 крепятся на лодыжках. Только позже этого с головы несчастной сдергивают пакет и она морщится от светлана и пытается осмотреться сквозь сощуренные веки и спутавшиеся каштановые локоны волос. На лице испуг, смятение, непонимание. Однако личико очень правильное, великолепное. Да и фигурой соседушку Татьяны Бог не обидел. Она молода, не больше двадцати пяти, ростом, как и Татьяна, порядка метра шестидесяти, покатые плечи, высокая сильная сиськи («Троечка, как у меня» — обдумала Татьяна), нечастая в наши деньки выраженная талия, милые бедра и аппетитный округлый задик, ноги пропорциональные подъемистые.

— Ну вот, что ж все в сборе! – комментирует хозяйский баритон. – Ольга Ивановна очнулись!Девочка, мучительно щурясь, случайно пытается облизнуть губки- Воды…Боже, она чувствует то же, что и я – проносится в голове у Татьяны, — а эти… Они же в эту секунду будут ее точно также…- И какие же вы все одинаковые — резюмирует издевательский баритон – обе, как по сценарию, ни здрасте, ни пожалуйста – сразу воды! Вот Татьяна Андреевна, наверное, уже поняла, что в эту секунду будет, правда, Татьяна Андреевна?- Дааа… — выдавила из себя- И правильно догадались. Ольга Ивановна что ж тоже будет отрабатывать все, что она выпьет, съест, ну и так далее. Как и Вы. Потому что она, хоть и не следователь, тоже любит интересоваться тем, чем лучше не интересоваться совсем. Есть подобная вторая древнейшая профессия – журналистка называется!

— Пить, пить, умоляю, пить! – оживает умолкнувшая, было, моя соседка.- Вот, тон уже верный, учитесь, Татьяна Андреевна! Сразу умоляет. А вы действительно так хотите пить, моя прелесть? – это уже к- Да, да! И, пожалуйста, отпустите меня!- Ну, сразу отпустить подобную красотку! Мы еще даже не познакомились, как следует! Так вы готовы на все, дабы напиться?- Да!- И даже на это?Вновь вспыхивает плазма и что ж уже Ольга смотрит на то, как Татьяна зарабатывала свой глоток воды. Губки ее дрожат, на глазенках слезы. Она шустро оглядывается на Татьяну, мол, это все правда? Татьяна утвердительно и безнадежно кивает. И Ольга, заметив, как на экране Татьяна сама отсчитывает удары, а вскоре делает минет и отдается сразу двоим мучителям,

— Хорошо, да, конечно, я все сделаю, только, умоляю, не отпустите и бейте нас!- Нас, надо же! Похвальное чувствование коллективизма, весьма нечастое в наши деньки. Вам бы о себе обдумать, Ольга Ивановна! Впрочем, ладно, вы же пить хотите. Водичку. Минеральную. Чистую. Ледяную. С пузырьками!Позже каждого слова уже обе девушки непроизвольно облизываются. Татьяна непроизвольно- Шеф, смотрите, впервая ножки раздвигает! – раздается басовый шепот Феденьки и удовлетвореный гогот остальных.- Ооооо! Татьяна Андреевна, я вижу, Вам понравилось! Мужики, кто хочет помочь нашим очаровательным гостьям напиться?Гулкие тяжелые шаги, крепкие ручки легли на бедра, пахнущая табаком рука подняла подбородок к- Давай, работай!

Татьяна вновь уже привычно начинает обрабатывать самым кончиком языка чье-то весьма достойное мужское достоинство, принимает в себя сзади другое и краем глазенка видит, как Ольга с покрасневшим физиономией и слезами на щеках давится огромной оглоблей, принадлежащей, скорее всего, Феде, а вскоре вздрагивает, как в судороге, от проникновения в ее влагалище киски 2-го сластолюбца. Позже ей уже не до того. 2 поршня синхронно двигаются в ней, ее передний визави стонет, задний смачно хэкает. И ей уже даже классно. А впереди – вода! Минеральная! Чистая! Ледяная! С пузырьками!

Что это? Они вышли из нее, на момент слышно пыхтение и глубокий женский стон рядышком, а позже в ротик входит новая дубинка со странным терпким привкусом. Боже, это же мое, он из меня его вынул! А что второй, почему медлит? Зачем плюнул на зад? Нет! Нет! Нееееееет! На сей раз бывает то, чего она подспудно не осмеливалась. Возбужденный оральным сексом мужика решил попробовать еще и анал. Которого она никогда не пробовала и к которому относилась с крайним предубеждением. А точнее с отвращением.И вот что ж это бывает. Мужика, не торопясь, понемногу проникает все глубже в ее задний проход. Еще, еще, еще, кажется, все, назад пошел. Нет, возвращается. Что ж уже шустрее, снова назад, снова вперед. Больно-то как! Скотина! Однако надо терпеть! Иначе будут бить. Иначе не будет водички. Снова входит! Ой! Расходившийся «любовник» с размаху шлепнул ее по ягодице ладонью, не уступающей размерами саперной лопатке…

— Вася, блин, поаккуратней! Она мне в эту секунду отгрызет все!- Упс, извини, Семик, тут подобные окорочка. Не удержался. О, смотри, второй шлюшке тоже очко распечатали!Что ж уже обе девочки корчились от впервого в жизни анала. И обе трудолюбиво слизывали, целовали, обсасывали и глотали здоровенные «бананы».Федя, ты как? Я кончаю! Я тоже сейчас! Мальчики, стойте, я с вами! И я! В ротик и прямую кишку Татьяны хлынули сильнейшие струи липких мужских выделений. Фактически единовременно тоже случилось с Ольгой. А а далее остатки этих же выделений залили им лиц, спинки, попы….Оголенные, залитые спермой они стояли на коленях перед своими повелителями и жадно выпивали минералку из какой-то жестяной миски. Да, плевать, что жестяной. Зато Водичку. Минеральную. Чистую. Ледяную. С пузырьками!- Смотрите, как мало нужно, дабы ощутить окончательное и полное женское счастье! 2 неплохих хуя и литр минералки! – вновь врезался в сознание хозяйский баритон. – А вы зачем-то мыкались в этой жизни, лезли, наиболее нет пожалуйста, прекрати. Ну вот зачем Вам, Татьяна Андреевна, и Вам, Ольга Ивановна, понадобилось знать, наиболее девались студентки иняза нашего пединститута? Поехали девки на практику, и ладно! А что ж и вам придется пройти ту же практику. Впрочем, вы уже ее проходите, любуйтесь!

Плазма со всей беспощадностью демонстрировала что ж уже обеих товарок по несчастью в миг любовного экстаза с четырьмя мужиками. При этом во всех подробностях было заметно только Татьяну и Ольгу, а лица их партнеров скрывались в темноте.- Любо-дорого поглядывать! Представляете, хорошенькие дамы, что будет, если это видео запустить, например, по НТВ? Или просто скинуть в Интернет?Любимые дамы представили и пригорюнились еще больше.- Ну вот, надеюсь, вы будете послушнее и трезвее. А пока, предприятие дарит вам бонус – месячный тур в Эмираты!

Что-то кольнуло в предплечье, и Татьяна вновь затеряла связь с реальностью. А вновь обрела уже в абсолютно другом месте. Светлый просторный офис, мягко шуршит кондиционер, на дорогом кожаном диванчике развалилась парочка полных очень смуглых парень с пухлыми щеками, полными губками, огромными мясистыми носами, оба в темных очках, суровых костюмах, на головах «арафатки». Она стоит перед ними на ковре абсолютно нагая, только на ляжках обувь на непривычно высоком каблуке и платформе, рядышком Ольга в подобном же наряде, личико ее тщательно накрашено, локоны волос уже не спутаны гривой, а лежат красивенькой волной. Впрочем, она видит свое отражение в зеркале бара — на голове столь же изысканная прическа, на лице – макияж, при этом нарочито великолепный. Как и у Ольги. Обеих держат сзади сильные ручки. А, отражение показывает двух сильных паренек уже европейского вида тоже в темных очках.

Один из восточных встает, подходит, пальчиком раздвигает ей губки.- Открой рот! – голос сзади, рука клешней сжалась на предплечье. Она послушно открывает рот. Восточный человек с чувством, толком и заинтересованностью мамкого стоматолога или лошадиного барышника исследует ее ротовую полость. Почему то громадный палец его правой ручки нахально путешествует у Татьяны во рту, а левая рука с красивой непринужденностью начинает лапать ее бюст, попку, животик, вскоре устремляется к лобку и ниже. Татьяна краснеет, мнется, однако, наученная горьким опытом, боится сопротивляться.

Араб завершает этот осмотр громким смехом и что-то говорит своему напарнику, показывая волна страстей руку. На огромном и указательном пальчиках поблескивают капельки.«Господи, я еще и стекала!» — некстати скользит в голове. И тут же пальчики, увлажненные ее выделениями, отправляются к ней в рот. Понятно, надо почистить. Уже не привыкать…Ее толкают ко второму арабы, который уже обнажил светло-коричневый поршень и манит Таню к себе.- Пососи господину! – добрый совет откуда-то сзади. Ну вот, у нее очередной владелец…Краем глазенка Татьяна видит, как впервый араб исследует анатомические особенности Ольги теми же методами, которыми только что знакомился с ней. И вновь результаты осмотра его радуют. Счастливый араб, пошлепав Ольгу по заду, подходит за стол, что-то передает и пишет листик одному из их прежних сопровождающих.- Ну что же, любимые, Татьяна Андреевна и Ольга Ивановна. Всего хорошие. Надеемся, что здесь вы получите ответы на все интересующие вас вопросы и больше никогда не будете их задавать. Спустя месяц свидимся!

Соотечественники удалились. Татьяна и Ольга ненадолго задержались в офисе, где вскоре орального знакомства с хозяевами девицам гостеприимно предложили еще и анал. А позже их отвезли в одно ненаглядное и очень гостеприимное заведение. Таня и Оля что ж пользовались постоянным мужским заинтересованностью и инстинктивно пополняли свой? эротичный опыт. Уже к концу впервой недели они без запинки могли ответить на сакраментальный вопрос о том, чего хотят мужики, а заодно и некоторые девочки (Таню дважды, а Олю трижды покупали состоятельные арабки).К концу второй недели каждая из товарок по несчастью была крайне близко, можно приказать, интимно, знакома примерно с полутора сотнями парень. Одна могла похвастать столь же близким знакомством с доберманом одной из новых подружек, а вторая – с ненаглядным осликом одного из новых знакомых. Орал, анал, групповой и обыкновенный секс в самых разных позах начали обыденностью. девицы уже активно раздвигали ножки при виде любого мужики. Жизнь была предельно проста: секс с малыми перерывами на скромную еду и сон. Впрочем, иногда еда или сон тоже сочетались с сексом. Были любители иметь девушку во время еды или сна.

Третья неделя, фактически, ничем новым их не порадовала: поток мужик, довольно редко перемежающийся девочками, животными или какими-нибудь приспособлениями, полное отключение стыдливости, скромности и тому такой дребедени, постоянные прикосновения где угодно и чем угодно, легкая ноющая боль в паха и анусе, онемение во влагалище киски, которое снимается языком лучшей приятельницы или собственными пальцами, мучительные оргазмы от заботливо вставленных клиентами вибраторов или клиентов, превосходящих своим упорством вибраторы, постоянный привкус спермы во рту и ее терпкий запах, перебивающий все и вся, полная отстраненность от собственного тела, которое живет какой-то странной болезненной жизнью и ублажает чужие тела… Секс, секс, секс и мысли только об одном – чего хочет следующий клиент…. Ты то холопка, то госпожа, то горничная, то медсестра, то училка, то полицейский, однако все время ты – шлюха, подстилка, нужник для спермы, изливающейся со всего мира…Иногда – острая боязнь: а неожиданно стили заразили? А неожиданно начали влетела, он не надел презерватив? И все сызнова…Какие там расследования, дела, коллеги, знакомые, родственнички, дети, какие пропавшие девки из пединститута (впрочем, с ними что ж все понятно, они тоже здесь)? Только подобные же, как ты, шлюхи: их тут с тобой больше двух десятков, вовсе или едва раздетых, размалеванных, часто поддатых или обторчанных. А еще те, кто тебя покупает. Безликие, потные, озорные, чудовищно циничные, бесчеловечно равнодушные …

Все заокончилось внезапно, как и началось. Засыпала с вибратором в анусе, влажная от мочи любителя «золотого дождичка», усталая и разбитая на вонючей простыни. Проснулась чистая, свежая, в собственной кровати. Господи, какой кошмарный сон…Знакомое журчание мобильника.- Да, да!- Татьяна Андреевна, голубушка! Что-то увлеклись вы отпуском, нужно уже и на службу! Подходите в городскую прокуратуру: очередной зав уже со всеми познакомился, нужно уже и вам представиться. Как-никак гордость отдела, вашей раскрываемости любой позавидует!

Господи, какой родной голос в трубке, ее шеф, а заодно и заботливая нянька, Иван Тимофеевич.- Милый, ненаглядный Иван Тимофеевич, скоро буду!Сегодня нужно надеть форму. Вот так. Суровая прическа, скромный макияж. Сапоги, пальтишко накинула, нужно уже.«Новенький» полупустой автобус, отслуживший лет двадцать где-то в Дании, о чем напоминают незнакомые таблички в салоне исправно довозит до центра. Вот городская и прокуратура. На проходной знакомому вахтеру – корочку.

— Привет, дядя Женя!- Привет, Танечка, превосходно выглядите.Взбежала на второй этаж, знакомая дверь, только имя и инициалы на табличке новые. В предбаннике новая секретарша, молодая, хорошенькая.- Добрый денек, следователь районной прокуратуры Петрова.- Здравствуйте, проходите, Сергей Сергеевич ждет.В кабинете под портретами президента и премьера, на фоне славного триколора (от которого до сих пор корчит деда – он в сорок третьем на Днепре дрался против власовцев) – сравнительно молоденькой, очень симпатичный человек в великолепно сидящем мундире.- Ну, здравствуйте, Татьяна Андреевна, наконец-то вы здесь, как отдышавшись? – прозвучал весьма знакомый бархатный баритон…

Порно рассказы измена

Порно рассказы измена эротические порно рассказы
<