Крепостная девка с хозяином (порно рассказы)

Матрена была горничной в хате Коровиных. Ей было 19, когда умерла супруга барина. С того момента прошло 2 года. Кирилла Матвеевич того как смерти женушки жил в имении родакой. Он был молод красив. Темные шелковистые кудри свисали до плеч. Глазки синие приличные. Добрые подобные ласковые глазки. Матрена догадывалась, барин скоро опять женится. Даже невесту его видела. Однако без разницы, стоило ей увидеть его, ножки у нее становились ватными, голова шла кругом, а сердце мыслило выскочить порно рассказы с фото из бюст. Она предпочитала его, как преданная собака. Она желала близости с ним. Она вожделела его ласк, мыслила его власти над собой.

Крепостная девушка в ванной порно рассказы

Крепостная девушка в ванной порно рассказах

Кирилла Матвеевич завился однажды вечерком на берег реки и заметил девицу. Она входила в воду легонько. Когда водичка достигла ей до ягодиц, она догадалась, что мочит локоны волос. Коса у нее была длинная, очень светлая, пушистая. девица подняла ручки и завязала косу узлом, а сверху, что бы узел не развязался, повязала платок, который до этого лежал у нее на плечах. Так он заметил ее всю. Она стояла спинкой к нему, полностью раздетая. Тело ее было на вид плотным, упругим. Очень желалось коснуться ее. Кирилла Матвеевич бросил удочки на берег и отослал лакея прочь. Планы его на сегодняшний вечер изменились. Он спрятался в кустах и начал ожидать, когда она выйдет из воды. Он узнал ее, когда она шла к бережку. Почему он раньше не замечал ее. Черты лица нежные. Носик маленький курносый, губки пухленькие, мягкие. Сиськи высокая, полная. Физиономиями и ручки чуть тронуты солнцем, а тело белое. Кожа немножко розоватая, возможно от вечернего солнца, читать порно рассказы, рассказы порно рассказы измена порно рассказы с фото

Порно рассказы измена

возможно от натуры. Кирилла Матвеевич вышел из кустов, когда она было вовсе близко. Заметил, что девчонка смущена, однако не испугана.

— Разрешите мне одеться, барин. Ваша мать недовольна будет, если я сейчас не вернусь. Я должна ей раздеться помочь перед сном и книжку почитать. — Одевайся, кто тебе мешает?

Молоденькой человек не спускал с девушки глазки. Он с наслаждением взял бы ее прямо здесь на бережку, однако не желал спешить. Он понял, что она специально ожидала его и будет рада разделить с ним кроватку. Кирилла Матвеевич малость удивился, что даже барыни своей она не подумалась и побоялась соблазнить его. Крутой характер своей матушки он знал, знал, барышня своих горничных наказывает сама. Часто слышал их крики. Да и у девки вон на ягодицах следы от хозяйской плетки.

— Да, я вижу тебе месяц назад досталось, за что барышня наказала?

— Я проспала, и когда она меня позвала, была не причесана и не одета. Поторопись тогда, а то барышня снова накажет. Того как того, как Анна Родионовна заснет, придешь ко мне в комнату, поможешь раздеться и расскажешь сказку. Кирилла Матвеевич повернулся и пошел домой. Он знал, она придет обязательно. Матрена с трудом дождалась, пока барышня отпустила ее. В дверь молодого барина она пошла аккуратно — Вы сказали заявиться, — прошептала еле слышно и низко опустила голову.

— Пришла, так раздевайся, я что ли тебя раздевать буду.

Молоденькой барин уже лежал в большой пастели и глазел на девицу насмешливо и ласково. Гостья безропотно подчинилась, и стояла возле двери в одной рубашке.

— Рубашку тоже снимай, я тебя на речке уже всю видел. Ты поскольку туда специально ожидала и пришла меня. Ты не могла не знать, что я каждый вечер рыбу ловлю в этом месте. Давай, давай иди сюда. Я поскольку вижу, ты сама этого желаешь.

Они валялись рядышком, однако барин не спешил, он хотел заставить ее действовать. Ему нравилось, когда девушки сами лезли к нему. Матрена была у него далеко не впервой. Он прикоснулся до ее бюст, соски разлились, сомневаться в том, что она сгорает от вожделение не приходилось. Погладил низ животика, раздвинул складки кожи промеж ножек и нащупал мокрую воспаленную плоть.

Ему нравилось дразнить ее, это возбуждало, доставляло дополнительное наслаждение. Его мягкои кружили ей голову. Она раздвигала ножки и выгибалась навстречу его руке, однако он продолжил лежать на спинке. Она догадывалась он тоже сгорает от хотение, видела как поднялось покрывала в том месте, которое интересовало ее сейчас больше всего. Она не погладила и выдержала этот бугорок, по началу поверх одеяла, а когда догадалась, что барин доволен, откинула покрывала, села в постель и стала ручками утехать его писюн. Девка целовала его сиськи, вскоре ее губки дотронулись его животика. Его возбуждение усиливалось, однако контроля над собой он не терял. Она не выдержала впервой, легла на спинку, широко раздвинув ножки и прошептала — Возьми меня, я так мыслю, что сил нет терпеть больше.

Он был у нее впервым, однако даже боль не помешала ей получить наслаждение.

— Ну что, тихоня, понравилось? — спросил Кирилл, когда все было кончено, и они валялись рядышком, тяжело дыша.

— Да, — прошелестело в ответ еле слышно.

В ту ночку он взял ее трижды, она ушла под утро, прилегла подразумевала, что вздремнет минуточку и проспала. Когда она пришла в комнату барыни, та была уже наполовину одета. Матрена стояла у дверей, не смея поднять головы. Она догадывалась — сегодня ее ждет порка. Барышня на нее сурова и накажет безжалостно. На столе уже лежал березовый прут.

— Подойди ко мне, красотка. Оголяй попку буду учить, — говорила Анна Родионовна, когда прическа ее была закончена.— Барышня, простите Христа ради, — по щечкам девочки стекали крупные, как горошины слезы. На пощаду она не надеялась, просто очень боялась, догадывалась достанется ей сегодня здорово.— Ты милка, даже зная, что будешь порота, ведешь себя безобразно. Если я тебя сейчас прощу, ты мне вовсе на шейку сядешь. Возможно быть, спустя попку до твоей головы достучусь. Задирай сарафан, а не то прикажу привязать к лавке, и выпорю трижды, помнишь как Наташку за воровство секла? Умеешь шкодить, умей отвечать.

девица сжалась от ужаса, однако ослушаться не посмела. Как секла барышня Наташку она видела и забыть еще не не упустила возможность. Перед этим вожжами порола, вскоре сходила в сад погуляла, долго выбирала подходящий прут а когда вернулась продолжила этим прутом. До вечерка Наташка пролежала привязанной к лавке, пока хозяйка не выпорола ее в третий раз, тем же ивовым прутом. Наташенька а далее неделю сидеть не могла. Матрена молчаливо приблизилась к лавке и легла на нее, задрав подол белоснежного сарафанчика. Она взвизгивала позже каждого удара, просила и плакала прощения. Наконец, барышня подумала, что девочка наказана достаточно, отбросила в сторону прут и скомандовала — Вставай, иди работай. Я думаю, что ты все догадалась.

— Спасибо за науку барышня, — говорила Матрена, вставая с лавки, и отправилась накрывать стол к завтраку.Молоденькой барин заметил за завтраком заплаканное личико девицы и обратился к мамки с улыбкой — Это она сегодня так кричала, что всех лягушек в болоте перебудила? За что ты ее так маменька?

— Спать долго по утрам любит, второй раз за это порю, не знаю поможет или как. Я бы ее давно в деревню отправила да кроме нее никто из девченок читать не умеет. Я без книжки заснуть не могу, а глазки не видят. Вот и терплю эту дуру.

Ночью Матрена сама пришла к барину в спальную комнату и опять ушла под утро. Боялась проспать и потому на кровать даже не ложилась. Поспать несколько минут смогла только позже обеда, когда ушла отдыхать барышня. К вечерку девочка почти держалась на ляжках и заснула, почти пошла в свою комнату и добралась до постели. Кирилл долго ждал, когда она придет и не дождавшись тоже заснул. Раним утречком он проснулся рано. Пожалел о том, что спал ночью один. Нужно уже жениться. Позже смерти впервой женушки прошло уже 2 года. Дворовые девушки конечно решали его мужские проблемы, однако требовало приличного. Спать один молоденькой барин не любил и потому раним утречком решил попросить у мамки Матрену. Она прислуживала им за столом и смотрится весьма красивенько. Ночью она явно выспалась и сегодня была свежей. На щеках румянец. Глазки голубые, ресницы темные, густые. Вся подобная ладненькая, крепенькая. Похлопал девочку пониже спинки и заинтересовался насмешливо:— Ну как попка помнит еще матушкину науку?

Девушка смутилась и опустила глазки. То что она послышала дальше заставило ее задрожать.— Маменька, а знаешь, почему она проспала? Меня ублажала. Разреши мне с ней еще малость развлечься, пока холостой. Прикажи пускай вскоре того, как ты ее отпустишь, идет ко мне, а то я сегодня хуже спал. Она заметно проспать боится и не приходит ко мне.— Кирюш, ты взрослый человек, и разрешения спать с девушкой у меня спрашивать тебе не зачем. Ночью вытворай с ней, что желаешь, однако днем она трудится должна. Я думаю, ты на ней не воду возил. На это дело много времени не нужно. Ну, а ты, милка, снова готовь попку. Сейчас чаю попью и выпорю, чтоб догадывалась, девка невинность свою должна для супруга хранить. Коли лишилась невинности без времени, будешь наказана. Я не думаю, что барин тебя силой взял. Что скажешь Кирилла Матвеевич?

— Ты, маменька как в воду смотрела. Представляешь прихожу на рыбалку, а эта сука там нагишом купается. До меня она правда девушкой была, однако ножки раздвигать ее учить нет пожалуйста, прекрати. Даже уговаривать вовсе не понадобилось, сама просила, а позже еще и припрашивала.— Кирюш, мне сейчас ей богу некогда, соседи погостить приглашали, а я еще даже не знаю, что одену. Выпори эту проститутку грешную сам. Я думаю, ты знаешь, я их прутом порю.

— Сделаю маменька, как ты скажешь. А ты красивая приходи в мою спальную комнату, и прут приноси. Поучу тебя малость.В голосочке хозяина слышались презрение и насмешка. Однако Матрена продолжала любить его. Она догадывалась, он накажет ее даже больнее, чем барышня, однако без разницы не могла на него обижаться. Без разницы он был самым лучшим, самым милым, самым добрым. Она поскольку сама без принуждения отдалась ему. Она действительно порочная распутная девушка.Кирилла Матвеевич лежал на большой пастели и ждал. Девушка явно задерживалась. Он не сомневался в том, что она не посмеет ослушаться и скоро явится, просто ему не терпелось поиметь ее. Выпорет он ее позже, перед этим нужно утолить свое желание. Наконец он послышал стук в дверь и сказал войти. На пороге была она, с березовым прутом в ручках. Она глядела на хозяина жалобно, как собака, и ожидала приказаний. Барин молчал и девчонка не отважна заговорить впервой. Наконец ему надоело, и она послышала приказ — Раздевайся и иди на кровать. Выпороть я тебя еще успею.

Она соображала, что будет бита за распущенность, однако не смогла скрыть блаженной улыбки на своем лице. Кирилл видел ее насквозь, пожар промеж ножек волновал ее сейчас гораздо больше, чем страх наказания. Он опрокинул ее на спинку и взял грубо, без единой утешение, и без разницы ей с ним было великолепно. Она застонала и выгибалась ему навстречу. Он кончил мнгновенно, она не не упустила возможность. Он лежал на ней, тяжело дыша, и она продолжала прижиматься к нему бедрами и двигала задом. Подобное бесстыдство разозлило барина и он решил, что девочка порки действительно заслуживает. Он перевернулся на спинку и закурил. Так молчаливо, он лежал около пяти минут. Матрена за этим времени несколько остыла. Она покорно ожидала своей участи. Наконец барин встал с постели, надел халатик и взял в ручки прут.

-Ну что разлеглась, вставай, буду учить.

Матрена подчинилась и стояла перед своим господином. Она не отважна поднять глазки и посмотреть ему в глаза. Глядела на его волосатые ножки, обутые в мягкие тапочки. Отсутствие одежды вытворало ее самобытно уязвимой перед наказанием.

Он занес руку для удара и резко опустил прут на ее зад. Матрена вскрикнула от боли и отскочила в сторону. Кирилл приблизился к ней, развязал ленту в ее косе и связал этой лентой ее ручки. Связанные ручки девчонки он привязал к подлокотнику сидения. Матрене пришлось наклониться вперед. Стоять так было самобытно стыдно и страшно. Зато барин ее позой остался доволен. Он усмехнулся и приступил к наказанию.

Впервый удар оставил на ягодицах Матрены красный припухший рубец. Она вскрикнула и дернулась всем телом. Неожиданно Кирилл испытал резкое хорошенькое возбуждение. Он начал наносить удары один за корешим.— Барин, родненький, ой больно. Ой пощади, ой больно.

Ее крики только усиливали его возбуждение. Он на минуту прекратил наказание и погладил ее задницу. Его рука проникла ей промеж ножек, и его палец проник в нее достаточно глубоко. Желание проснулось в ней мгновенно, она задвигала задом и стонала от наслаждения. Кирилл чувствовал, как разлилась и принялась мокрой ее плоть. Он взял ее сзади. Она приняла его с готовностью. Ее тело двигалось с ним в такт. В подобном положении он проникал в нее очень глубоко. Она закончила едва сразу, и уже спустя минуту возбуждение вновь заставило ее извиваться и охать от сладенькой муки.

Порно рассказы измена

Порно рассказы измена эротические порно рассказы
<